Главная Договоры Расторжение договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности

Задайте Ваш вопрос на сайте

  • адвокат

Задайте Ваш вопрос адвокату

Нажмите чтобы задать вопрос

Пожалуйста, помогите нам сделать сайт лучше. Примите участие в опросах. Напишите свои замечания в разделе "Отзывы"

Хотели бы Вы пользоваться услугой ЛИЧНЫЙ АДВОКАТ?
 
Какую абонентскую плату Вы готовы платить за услугу ЛИЧНЫЙ АДВОКАТ?
 

Расторжение договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности


Расторжение договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 12 апреля 2011 г. N 43-В11-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В. В., судей Пчелинцевой Л. М. и Гетман Е. С. рассмотрела в открытом судебном заседании 12 апреля 2011 г. гражданское дело по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности по надзорной жалобе Котегова С. А. на решение Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л. М., объяснения Котегова С. А. и его представителей Шалимовой В. В. и Костина Ю. В., поддержавших доводы надзорной жалобы, объяснения представителей Купчинаус Н. В. Митусовой Н. А., Варначева Д. Г., Ястржембского И. А., полагавших надзорную жалобу не подлежащей удовлетворению, изучив материалы дела, переданного с надзорной жалобой Котегова С. А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В. Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила: Купчинаус Н. В. обратилась в суд с иском к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества. В обоснование исковых требований указала на то, что согласно свидетельству о регистрации права собственности от 20 августа 2003 г. она являлась собственником 7/10 доли в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства общей полезной площадью 11 998,4 кв. м промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. был заключен договор купли-продажи указанного объекта недвижимости. 14 сентября 2007 г. Нам кажется, сторонами было подписано дополнительное соглашение к договору купли-продажи недвижимости, в котором зафиксирована 90-процентная готовность объекта. В соответствии с п. 2.1 договора купли-продажи от 21 июля 2007 г. оплата стоимости объекта недвижимости должна быть произведена в течение пяти дней с момента подписания договора путем передачи наличных денежных средств истцу. Конечно, пунктом 5.1 договора предусматривалось условие об одностороннем расторжении договора в случае неуплаты ответчиком цены договора. Ответчик зарегистрировал право собственности на спорный объект недвижимости 09 октября 2007 г., однако, несомненно денежные средства по договору в сумме руб. истцу не уплатил. Купчинаус Н. В., ссылаясь на ст. 450 и 453 ГК РФ, просила расторгнуть договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., привести стороны по договору в первоначальное положение, признать за ней право собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на завершенный строительством объект недвижимости промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . В дальнейшем истец просила также прекратить право собственности ответчика на спорный объект недвижимости. Конечно, представители ответчика Котегова С. А. иск не признали, пояснив, что оплата по договору их доверителем произведена, о чем свидетельствует акт приема-передачи от 21 июля 2007 г. Решением Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. иск Купчинаус Н. В. удовлетворен. Договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., заключенный между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. в отношении 7/10 доли в праве общей долевой собственности на незавершенный строительством объект недвижимости промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: , расторгнут. За Купчинаус Н. В. Конечно, признано право собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по указанному адресу. Конечно, право собственности Котегова С. А. на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на этот же объект недвижимости прекращено. В пользу Купчинаус Н. В. Нам кажется, с Котегова С. А. взысканы расходы по уплате государственной пошлины в размере 20 000 руб. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение, которым в удовлетворении иска Купчинаус Н. В. отказано. Конечно, постановлением Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. отменено, оставлено в силе решение Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А. В. от 14 октября 2010 г. отказано в передаче надзорной жалобы Котегова С. А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. В надзорной жалобе Котегов С. А. Нам кажется, ставит вопрос об отмене решения Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и постановления Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г., как незаконных, и оставлении в силе определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В. Н. от 01 марта 2010 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А. В. от 14 октября 2010 г. отменено, надзорная жалоба Котегова С. А. Нам кажется, с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Конечно, проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы и возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу не подлежащей удовлетворению. Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( ст. 387 ГПК РФ). Нам кажется, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что при рассмотрении судами первой и надзорной инстанций дела по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности такого характера существенного нарушения норм материального и процессуального права не допущено. Нам кажется, судом установлено, что 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. заключен договор купли-продажи недвижимого имущества 7/10 доли в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства полезной площадью 11 998,4 кв. метра промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . Нам кажется, согласно п. 2.1 данного договора цена, уплачиваемая покупателем продавцу, составляет рублей, вносится покупателем наличными деньгами в течение пяти календарных дней с момента подписания договора и передачи документов, необходимых для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В соответствии с п. 5.1 договора нарушение покупателем своих обязательств по оплате является основанием для одностороннего расторжения договора продавцом и взыскания с покупателя убытков, в том числе упущенной выгоды. Из содержания п. 1 акта приема-передачи от 21 июля 2007 г. Нам кажется, следует, что продавец передал в собственность, (подробнее в материалах сайта) а покупатель принял и оплатил 7/10 доли объекта не завершенного строительством промышленного корпуса по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: , что составляет руб. Нам кажется, свидетельство о государственной регистрации права на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на указанный объект незавершенного строительства выдан Котегову С. А. 9 октября 2007 г. 14 сентября 2007 г. между сторонами договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. было заключено дополнительное соглашение к договору от 21 июля 2007 г., в п. 1.1 которого предусмотрена обязанность продавца передать в собственность покупателя, а покупателя принять и оплатить 7/10 доли указанного объекта, а также уточнены технические характеристики объекта. Обращение Купчинаус Н. В. в суд с иском к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества, как видно из материалов дела, было вызвано возникшими между сторонами разногласиями по поводу надлежащего исполнения ответчиком обязательства по оплате имущества по договору купли-продажи объекта недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. и именно эти разногласия стали предметом судебного разбирательства. Нам кажется, суд первой инстанции, разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Купчинаус Н. В., исходил из того, что для этого имеются предусмотренные законом ( п. 1, 2 ст. 450, п. 4 ст. 453 ГК РФ) основания, поскольку ответчиком не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие факт передачи им Купчинаус Н. В. денежной суммы руб.) по договору купли-продажи объекта недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., а в силу п. 5.1 договора нарушение покупателем своих обязательств по оплате является основанием для одностороннего расторжения договора продавцом. Исходя из положений ст. 161, п. 1 ст. 162 ГК РФ и изложенной в постановлении от 27 марта 2002 г. N 245пв-01пр правовой позиции Президиума Верховного Суда Российской Федерации по их толкованию и применению в отношении вопроса о допустимых доказательствах, подтверждающих факт передачи денег покупателем продавцу по сделкам купли-продажи недвижимого имущества, суд первой инстанции указал, что ответчик должен был представить суду письменные доказательства в подтверждение передачи истцу денег за приобретаемую по договору часть недвижимого имущества ( платежные документы: банковское поручение, расписка и т.п.), однако, несомненно ответчик и его представитель, (подробнее в материалах сайта) несмотря на неоднократные предложения суда, таких доказательств не представили. Конечно, принимая во внимание указанное обстоятельство, а также установив, что акт приема-передачи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. не содержал сведений о том, каким образом исполнены покупателем условия договора купли-продажи об оплате имущества, исполнены ли они в оговоренном порядке и в полном объеме, об отсутствии претензий сторон к друг другу по оплате имущества, суд пришел к выводу о невозможности принятия данного акта приема-передачи в качестве допустимого доказательства исполнения покупателем обязательства по уплате продавцу денег за переданное ему недвижимое имущество. Что касается довода ответчика об отсутствии спорного объекта недвижимости как объекта договора купли-продажи от 21 июля 2007 г., на который истец просит признать право собственности при расторжении договора, то суд, исследовав имеющиеся в деле доказательства, признал его необоснованным. Нам кажется, судом установлено, что объект незавершенного строительства: промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, кадастровый номер 7/10 доли в праве общей собственности на который являлись объектом договора купли-продажи, и промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, назначение: нежилое, кадастровый номер литер В 1, право общей долевой собственности на который зарегистрировано за истцом и ответчиком, это один и тот же объект недвижимости. Он сохранен в натуре, его характеристики и назначение не изменились. Отменяя решение суда первой инстанции и вынося по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Купчинаус Н. И., суд кассационной инстанции сослался на п. 1 акта приема-передачи от 21 июля 2007 г., из которого следует, что продавец передал в собственность, (подробнее в материалах сайта) а покупатель принял и оплатил 7\10 доли объекта не завершенного строительством, что составляет руб. Регистрация права собственности ответчика на объект недвижимости произведена. Таким образом, по мнению суда кассационной инстанции, стороны условия договора исполнили. Каких-либо дополнительных доказательств того, что деньги передавались, (подробнее в материалах сайта) в данном случае не требовалось. Нам кажется, суд надзорной инстанции Президиум Верховного суда Удмуртской Республики не согласился с выводами суда кассационной инстанции, указав на то, что они основаны на неправильном толковании норм материального права. В обоснование такой оценки привел следующие мотивы, которые, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, являются правильными. Нам кажется, согласно п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона ( продавец) обязуется передать вещь ( товар) в собственность другой стороне ( покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму ( цену). В соответствии с требованиями подп. 2 п. 1 ст. 161 и п. 1 ст. 162 ГК РФ покупатель недвижимого имущества Котегов С. А. должен был представить суду письменные доказательства в подтверждение передачи продавцу Купчинаус Н. В. денежной суммы по договору купли-продажи. Нам кажется, судом кассационной инстанции в отличие от суда первой инстанции не были учтены требования указанных правовых норм. В связи с этим выводы суда кассационной инстанции в отношении доказательственного значения акта приема-передачи имущества от 21 июля 2007 г. для разрешения спора между сторонами по вопросу исполнения условия договора об оплате имущества ошибочны, как не основанные на законе. Нам кажется, суд первой инстанции, принимая решение по делу, правомерно исходил из того, что договор купли-продажи от 21 июля 2007 г. в части оплаты покупателем имущества исполнен не был, так как денежная сумма за проданное недвижимое имущество истцу не передана. Акт приема-передачи имущества не мог являться надлежащим доказательством передачи денежных средств. Допустимых доказательств, подтверждающих передачу покупателем продавцу имущества денежных средств, ответчиком суду не было представлено. Нам кажется, суд надзорной инстанции также правильно признал ошибочным довод ответчика о невозможности возврата имущества продавцу при расторжении договора купли-продажи. Изменение и расторжение договора в соответствии с п. 1, 2 ст. 450 ГК РФ возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором. Конечно, по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Нам кажется, существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Из содержания приведенных норм ГК РФ следует, что в договоре могут быть предусмотрены условия, позволяющие стороне требовать в одностороннем порядке расторжения договора. Нам кажется, следовательно, основанием одностороннего расторжения договора могут выступать не только случаи, названные в законе, но и случаи, названные в конкретном договоре. Как установлено судом и видно из материалов дела, в п. 5.1 договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. Конечно, предусмотрено условие об одностороннем расторжении договора продавцом в случае нарушения покупателем своих обязательств по оплате имущества. Данное условие договора позволяло продавцу Купчинаус Н. В. Конечно, предъявить требование к покупателю Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. в связи с нарушением Котеговым С. А., как было установлено судом первой инстанции, своих обязательств по оплате переданного ему имущества. Конечно, при этом регистрация перехода права собственности к покупателю на проданное недвижимое имущество не являлась препятствием для расторжения договора по основаниям, предусмотренным статьей 450 ГК РФ ( п. 65 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав ). В силу п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Вместе с тем согласно статье 1103 ГК РФ положения о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. Конечно, поэтому в случае расторжения договора продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества на основании статей 1102, 1104 ГК РФ. Нам кажется, судебный акт о возврате недвижимого имущества продавцу является основанием для государственной регистрации прекращения права собственности покупателя и государственной регистрации права собственности на этот объект недвижимости продавца ( п. 65 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав ). Конечно, при изложенных обстоятельствах суд первой инстанции правомерно принял решение о возврате продавцу Купчинаус Н. В. Нам кажется, спорного недвижимого имущества в виде 7/10 доли в праве общей долевой собственности на это имущество и прекращении права собственности покупателя Котегова С. А. на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на названное имущество. Доводы надзорной жалобы о том, что акт приема-передачи недвижимого имущества подтверждает уплату покупателем денежных средств по договору купли-продажи от 21 июля 2007 г., а истцом не доказана неоплата имущества, что расторгаемый договор не предусматривает возможности возврата имущества и возвращенное истцу имущество не являлось предметом договора, уже заявлялись ответчиком в суде первой инстанции как возражения на исковые требования Купчинаус Н. В. Эти доводы были предметом исследования в суде первой инстанции, который им дал соответствующую правовую оценку. Конечно, по сути, указанные доводы надзорной жалобы сводятся к несогласию с выводами суда относительно обстоятельств дела, основаны на неправильном толковании норм материального права, фактически направлены на переоценку доказательств по данному делу. Между тем суд надзорной инстанции не наделен полномочиями по оценке имеющихся в деле доказательств. В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2008 г. N 2 О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 04 декабря 2007 г. N 330-ФЗ О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации разъяснено, что отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможны восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов. Конечно, принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда. Конечно, пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению. Акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта ( п. 3.1 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 05 февраля 2007 г. N 2-П). Между тем такого рода обстоятельства, имеющие исключительный характер, в отношении обжалуемых судебных постановлений, вынесенных по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности, в надзорной жалобе Котегова С. А. не приведены. Кроме того, как усматривается из представленных в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации представителем Купчинаус Н. В. документов, вступившее в законную силу после отмены судом надзорной инстанции определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 09 июня 2010 г. решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 14 апреля 2010 г. исполнено в полном объеме. Договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. расторгнут. 04 октября 2010 г. на основании данного решения суда Купчинаус Н. В. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на спорный объект недвижимости, а 01 марта 2011 г. 7/10 доли в праве общей долевой собственности на этот объект недвижимости Купчинаус Н. В. Конечно, по договору купли-продажи передала в собственность Демину Д. Р., которому 29 марта 2011 г. было выдано свидетельство о государственной регистрации права. Нам кажется, согласно ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Отмена вступивших в законную силу судебных постановлений по настоящему делу приведет не только к нарушению принципа правовой определенности, но и вмешательству, в нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в право истца Купчинаус Н. В. на присужденное ей имущество, которым она распорядилась, (подробнее в материалах сайта) осуществляя правомочия собственника на основании вступившего в законную силу решения Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и, как следствие, вмешательству в права нового собственника доли в праве общей долевой собственности на объект недвижимости, приобретенной им у Купчинаус Н. В. Конечно, по договору купли-продажи. Нам кажется, с учетом изложенного Судебная коллегия признает обжалуемые судебные постановления суда первой и надзорной инстанций законными и не находит предусмотренных ст. 387 ГПК РФ оснований для удовлетворения надзорной жалобы Котегова С. А. Нам кажется, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, определила: решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 14 апреля 2010 г. и постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. оставить без изменения, а надзорную жалобу Котегова С. А. без удовлетворения.

. Наш

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 12 апреля 2011 г. N 43-В11-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В. В., судей Пчелинцевой Л. М. и Гетман Е. С. рассмотрела в открытом судебном заседании 12 апреля 2011 г. гражданское дело по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности по надзорной жалобе Котегова С. А. на решение Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л. М., объяснения Котегова С. А. и его представителей Шалимовой В. В. и Костина Ю. В., поддержавших доводы надзорной жалобы, объяснения представителей Купчинаус Н. В. Митусовой Н. А., Варначева Д. Г., Ястржембского И. А., полагавших надзорную жалобу не подлежащей удовлетворению, изучив материалы дела, переданного с надзорной жалобой Котегова С. А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В. Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила: Купчинаус Н. В. обратилась в суд с иском к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества. В обоснование исковых требований указала на то, что согласно свидетельству о регистрации права собственности от 20 августа 2003 г. она являлась собственником 7/10 доли в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства общей полезной площадью 11 998,4 кв. м промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. был заключен договор купли-продажи указанного объекта недвижимости. 14 сентября 2007 г. Нам кажется, сторонами было подписано дополнительное соглашение к договору купли-продажи недвижимости, в котором зафиксирована 90-процентная готовность объекта. В соответствии с п. 2.1 договора купли-продажи от 21 июля 2007 г. оплата стоимости объекта недвижимости должна быть произведена в течение пяти дней с момента подписания договора путем передачи наличных денежных средств истцу. Конечно, пунктом 5.1 договора предусматривалось условие об одностороннем расторжении договора в случае неуплаты ответчиком цены договора. Ответчик зарегистрировал право собственности на спорный объект недвижимости 09 октября 2007 г., однако, несомненно денежные средства по договору в сумме руб. истцу не уплатил. Купчинаус Н. В., ссылаясь на ст. 450 и 453 ГК РФ, просила расторгнуть договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., привести стороны по договору в первоначальное положение, признать за ней право собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на завершенный строительством объект недвижимости промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . В дальнейшем истец просила также прекратить право собственности ответчика на спорный объект недвижимости. Конечно, представители ответчика Котегова С. А. иск не признали, пояснив, что оплата по договору их доверителем произведена, о чем свидетельствует акт приема-передачи от 21 июля 2007 г. Решением Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. иск Купчинаус Н. В. удовлетворен. Договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., заключенный между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. в отношении 7/10 доли в праве общей долевой собственности на незавершенный строительством объект недвижимости промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: , расторгнут. За Купчинаус Н. В. Конечно, признано право собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по указанному адресу. Конечно, право собственности Котегова С. А. на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на этот же объект недвижимости прекращено. В пользу Купчинаус Н. В. Нам кажется, с Котегова С. А. взысканы расходы по уплате государственной пошлины в размере 20 000 руб. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение, которым в удовлетворении иска Купчинаус Н. В. отказано. Конечно, постановлением Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. отменено, оставлено в силе решение Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А. В. от 14 октября 2010 г. отказано в передаче надзорной жалобы Котегова С. А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. В надзорной жалобе Котегов С. А. Нам кажется, ставит вопрос об отмене решения Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и постановления Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г., как незаконных, и оставлении в силе определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В. Н. от 01 марта 2010 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А. В. от 14 октября 2010 г. отменено, надзорная жалоба Котегова С. А. Нам кажется, с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Конечно, проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы и возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу не подлежащей удовлетворению. Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( ст. 387 ГПК РФ). Нам кажется, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что при рассмотрении судами первой и надзорной инстанций дела по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности такого характера существенного нарушения норм материального и процессуального права не допущено. Нам кажется, судом установлено, что 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. заключен договор купли-продажи недвижимого имущества 7/10 доли в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства полезной площадью 11 998,4 кв. метра промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . Нам кажется, согласно п. 2.1 данного договора цена, уплачиваемая покупателем продавцу, составляет рублей, вносится покупателем наличными деньгами в течение пяти календарных дней с момента подписания договора и передачи документов, необходимых для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В соответствии с п. 5.1 договора нарушение покупателем своих обязательств по оплате является основанием для одностороннего расторжения договора продавцом и взыскания с покупателя убытков, в том числе упущенной выгоды. Из содержания п. 1 акта приема-передачи от 21 июля 2007 г. Нам кажется, следует, что продавец передал в собственность, (подробнее в материалах сайта) а покупатель принял и оплатил 7/10 доли объекта не завершенного строительством промышленного корпуса по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: , что составляет руб. Нам кажется, свидетельство о государственной регистрации права на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на указанный объект незавершенного строительства выдан Котегову С. А. 9 октября 2007 г. 14 сентября 2007 г. между сторонами договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. было заключено дополнительное соглашение к договору от 21 июля 2007 г., в п. 1.1 которого предусмотрена обязанность продавца передать в собственность покупателя, а покупателя принять и оплатить 7/10 доли указанного объекта, а также уточнены технические характеристики объекта. Обращение Купчинаус Н. В. в суд с иском к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества, как видно из материалов дела, было вызвано возникшими между сторонами разногласиями по поводу надлежащего исполнения ответчиком обязательства по оплате имущества по договору купли-продажи объекта недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. и именно эти разногласия стали предметом судебного разбирательства. Нам кажется, суд первой инстанции, разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Купчинаус Н. В., исходил из того, что для этого имеются предусмотренные законом ( п. 1, 2 ст. 450, п. 4 ст. 453 ГК РФ) основания, поскольку ответчиком не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие факт передачи им Купчинаус Н. В. денежной суммы руб.) по договору купли-продажи объекта недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., а в силу п. 5.1 договора нарушение покупателем своих обязательств по оплате является основанием для одностороннего расторжения договора продавцом. Исходя из положений ст. 161, п. 1 ст. 162 ГК РФ и изложенной в постановлении от 27 марта 2002 г. N 245пв-01пр правовой позиции Президиума Верховного Суда Российской Федерации по их толкованию и применению в отношении вопроса о допустимых доказательствах, подтверждающих факт передачи денег покупателем продавцу по сделкам купли-продажи недвижимого имущества, суд первой инстанции указал, что ответчик должен был представить суду письменные доказательства в подтверждение передачи истцу денег за приобретаемую по договору часть недвижимого имущества ( платежные документы: банковское поручение, расписка и т.п.), однако, несомненно ответчик и его представитель, (подробнее в материалах сайта) несмотря на неоднократные предложения суда, таких доказательств не представили. Конечно, принимая во внимание указанное обстоятельство, а также установив, что акт приема-передачи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. не содержал сведений о том, каким образом исполнены покупателем условия договора купли-продажи об оплате имущества, исполнены ли они в оговоренном порядке и в полном объеме, об отсутствии претензий сторон к друг другу по оплате имущества, суд пришел к выводу о невозможности принятия данного акта приема-передачи в качестве допустимого доказательства исполнения покупателем обязательства по уплате продавцу денег за переданное ему недвижимое имущество. Что касается довода ответчика об отсутствии спорного объекта недвижимости как объекта договора купли-продажи от 21 июля 2007 г., на который истец просит признать право собственности при расторжении договора, то суд, исследовав имеющиеся в деле доказательства, признал его необоснованным. Нам кажется, судом установлено, что объект незавершенного строительства: промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, кадастровый номер 7/10 доли в праве общей собственности на который являлись объектом договора купли-продажи, и промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, назначение: нежилое, кадастровый номер литер В 1, право общей долевой собственности на который зарегистрировано за истцом и ответчиком, это один и тот же объект недвижимости. Он сохранен в натуре, его характеристики и назначение не изменились. Отменяя решение суда первой инстанции и вынося по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Купчинаус Н. И., суд кассационной инстанции сослался на п. 1 акта приема-передачи от 21 июля 2007 г., из которого следует, что продавец передал в собственность, (подробнее в материалах сайта) а покупатель принял и оплатил 7\10 доли объекта не завершенного строительством, что составляет руб. Регистрация права собственности ответчика на объект недвижимости произведена. Таким образом, по мнению суда кассационной инстанции, стороны условия договора исполнили. Каких-либо дополнительных доказательств того, что деньги передавались, (подробнее в материалах сайта) в данном случае не требовалось. Нам кажется, суд надзорной инстанции Президиум Верховного суда Удмуртской Республики не согласился с выводами суда кассационной инстанции, указав на то, что они основаны на неправильном толковании норм материального права. В обоснование такой оценки привел следующие мотивы, которые, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, являются правильными. Нам кажется, согласно п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона ( продавец) обязуется передать вещь ( товар) в собственность другой стороне ( покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму ( цену). В соответствии с требованиями подп. 2 п. 1 ст. 161 и п. 1 ст. 162 ГК РФ покупатель недвижимого имущества Котегов С. А. должен был представить суду письменные доказательства в подтверждение передачи продавцу Купчинаус Н. В. денежной суммы по договору купли-продажи. Нам кажется, судом кассационной инстанции в отличие от суда первой инстанции не были учтены требования указанных правовых норм. В связи с этим выводы суда кассационной инстанции в отношении доказательственного значения акта приема-передачи имущества от 21 июля 2007 г. для разрешения спора между сторонами по вопросу исполнения условия договора об оплате имущества ошибочны, как не основанные на законе. Нам кажется, суд первой инстанции, принимая решение по делу, правомерно исходил из того, что договор купли-продажи от 21 июля 2007 г. в части оплаты покупателем имущества исполнен не был, так как денежная сумма за проданное недвижимое имущество истцу не передана. Акт приема-передачи имущества не мог являться надлежащим доказательством передачи денежных средств. Допустимых доказательств, подтверждающих передачу покупателем продавцу имущества денежных средств, ответчиком суду не было представлено. Нам кажется, суд надзорной инстанции также правильно признал ошибочным довод ответчика о невозможности возврата имущества продавцу при расторжении договора купли-продажи. Изменение и расторжение договора в соответствии с п. 1, 2 ст. 450 ГК РФ возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором. Конечно, по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Нам кажется, существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Из содержания приведенных норм ГК РФ следует, что в договоре могут быть предусмотрены условия, позволяющие стороне требовать в одностороннем порядке расторжения договора. Нам кажется, следовательно, основанием одностороннего расторжения договора могут выступать не только случаи, названные в законе, но и случаи, названные в конкретном договоре. Как установлено судом и видно из материалов дела, в п. 5.1 договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. Конечно, предусмотрено условие об одностороннем расторжении договора продавцом в случае нарушения покупателем своих обязательств по оплате имущества. Данное условие договора позволяло продавцу Купчинаус Н. В. Конечно, предъявить требование к покупателю Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. в связи с нарушением Котеговым С. А., как было установлено судом первой инстанции, своих обязательств по оплате переданного ему имущества. Конечно, при этом регистрация перехода права собственности к покупателю на проданное недвижимое имущество не являлась препятствием для расторжения договора по основаниям, предусмотренным статьей 450 ГК РФ ( п. 65 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав ). В силу п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Вместе с тем согласно статье 1103 ГК РФ положения о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. Конечно, поэтому в случае расторжения договора продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества на основании статей 1102, 1104 ГК РФ. Нам кажется, судебный акт о возврате недвижимого имущества продавцу является основанием для государственной регистрации прекращения права собственности покупателя и государственной регистрации права собственности на этот объект недвижимости продавца ( п. 65 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав ). Конечно, при изложенных обстоятельствах суд первой инстанции правомерно принял решение о возврате продавцу Купчинаус Н. В. Нам кажется, спорного недвижимого имущества в виде 7/10 доли в праве общей долевой собственности на это имущество и прекращении права собственности покупателя Котегова С. А. на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на названное имущество. Доводы надзорной жалобы о том, что акт приема-передачи недвижимого имущества подтверждает уплату покупателем денежных средств по договору купли-продажи от 21 июля 2007 г., а истцом не доказана неоплата имущества, что расторгаемый договор не предусматривает возможности возврата имущества и возвращенное истцу имущество не являлось предметом договора, уже заявлялись ответчиком в суде первой инстанции как возражения на исковые требования Купчинаус Н. В. Эти доводы были предметом исследования в суде первой инстанции, который им дал соответствующую правовую оценку. Конечно, по сути, указанные доводы надзорной жалобы сводятся к несогласию с выводами суда относительно обстоятельств дела, основаны на неправильном толковании норм материального права, фактически направлены на переоценку доказательств по данному делу. Между тем суд надзорной инстанции не наделен полномочиями по оценке имеющихся в деле доказательств. В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2008 г. N 2 О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 04 декабря 2007 г. N 330-ФЗ О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации разъяснено, что отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможны восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов. Конечно, принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда. Конечно, пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению. Акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта ( п. 3.1 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 05 февраля 2007 г. N 2-П). Между тем такого рода обстоятельства, имеющие исключительный характер, в отношении обжалуемых судебных постановлений, вынесенных по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности, в надзорной жалобе Котегова С. А. не приведены. Кроме того, как усматривается из представленных в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации представителем Купчинаус Н. В. документов, вступившее в законную силу после отмены судом надзорной инстанции определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 09 июня 2010 г. решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 14 апреля 2010 г. исполнено в полном объеме. Договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. расторгнут. 04 октября 2010 г. на основании данного решения суда Купчинаус Н. В. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на спорный объект недвижимости, а 01 марта 2011 г. 7/10 доли в праве общей долевой собственности на этот объект недвижимости Купчинаус Н. В. Конечно, по договору купли-продажи передала в собственность Демину Д. Р., которому 29 марта 2011 г. было выдано свидетельство о государственной регистрации права. Нам кажется, согласно ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Отмена вступивших в законную силу судебных постановлений по настоящему делу приведет не только к нарушению принципа правовой определенности, но и вмешательству, в нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в право истца Купчинаус Н. В. на присужденное ей имущество, которым она распорядилась, (подробнее в материалах сайта) осуществляя правомочия собственника на основании вступившего в законную силу решения Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и, как следствие, вмешательству в права нового собственника доли в праве общей долевой собственности на объект недвижимости, приобретенной им у Купчинаус Н. В. Конечно, по договору купли-продажи. Нам кажется, с учетом изложенного Судебная коллегия признает обжалуемые судебные постановления суда первой и надзорной инстанций законными и не находит предусмотренных ст. 387 ГПК РФ оснований для удовлетворения надзорной жалобы Котегова С. А. Нам кажется, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, определила: решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 14 апреля 2010 г. и постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. оставить без изменения, а надзорную жалобу Котегова С. А. без удовлетворения.

. Наш

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 12 апреля 2011 г. N 43-В11-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В. В., судей Пчелинцевой Л. М. и Гетман Е. С. рассмотрела в открытом судебном заседании 12 апреля 2011 г. гражданское дело по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности по надзорной жалобе Котегова С. А. на решение Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л. М., объяснения Котегова С. А. и его представителей Шалимовой В. В. и Костина Ю. В., поддержавших доводы надзорной жалобы, объяснения представителей Купчинаус Н. В. Митусовой Н. А., Варначева Д. Г., Ястржембского И. А., полагавших надзорную жалобу не подлежащей удовлетворению, изучив материалы дела, переданного с надзорной жалобой Котегова С. А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В. Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила: Купчинаус Н. В. обратилась в суд с иском к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества. В обоснование исковых требований указала на то, что согласно свидетельству о регистрации права собственности от 20 августа 2003 г. она являлась собственником 7/10 доли в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства общей полезной площадью 11 998,4 кв. м промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. был заключен договор купли-продажи указанного объекта недвижимости. 14 сентября 2007 г. Нам кажется, сторонами было подписано дополнительное соглашение к договору купли-продажи недвижимости, в котором зафиксирована 90-процентная готовность объекта. В соответствии с п. 2.1 договора купли-продажи от 21 июля 2007 г. оплата стоимости объекта недвижимости должна быть произведена в течение пяти дней с момента подписания договора путем передачи наличных денежных средств истцу. Конечно, пунктом 5.1 договора предусматривалось условие об одностороннем расторжении договора в случае неуплаты ответчиком цены договора. Ответчик зарегистрировал право собственности на спорный объект недвижимости 09 октября 2007 г., однако, несомненно денежные средства по договору в сумме руб. истцу не уплатил. Купчинаус Н. В., ссылаясь на ст. 450 и 453 ГК РФ, просила расторгнуть договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., привести стороны по договору в первоначальное положение, признать за ней право собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на завершенный строительством объект недвижимости промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . В дальнейшем истец просила также прекратить право собственности ответчика на спорный объект недвижимости. Конечно, представители ответчика Котегова С. А. иск не признали, пояснив, что оплата по договору их доверителем произведена, о чем свидетельствует акт приема-передачи от 21 июля 2007 г. Решением Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. иск Купчинаус Н. В. удовлетворен. Договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., заключенный между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. в отношении 7/10 доли в праве общей долевой собственности на незавершенный строительством объект недвижимости промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: , расторгнут. За Купчинаус Н. В. Конечно, признано право собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по указанному адресу. Конечно, право собственности Котегова С. А. на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на этот же объект недвижимости прекращено. В пользу Купчинаус Н. В. Нам кажется, с Котегова С. А. взысканы расходы по уплате государственной пошлины в размере 20 000 руб. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение, которым в удовлетворении иска Купчинаус Н. В. отказано. Конечно, постановлением Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. отменено, оставлено в силе решение Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А. В. от 14 октября 2010 г. отказано в передаче надзорной жалобы Котегова С. А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. В надзорной жалобе Котегов С. А. Нам кажется, ставит вопрос об отмене решения Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и постановления Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г., как незаконных, и оставлении в силе определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В. Н. от 01 марта 2010 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А. В. от 14 октября 2010 г. отменено, надзорная жалоба Котегова С. А. Нам кажется, с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Конечно, проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы и возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу не подлежащей удовлетворению. Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( ст. 387 ГПК РФ). Нам кажется, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что при рассмотрении судами первой и надзорной инстанций дела по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности такого характера существенного нарушения норм материального и процессуального права не допущено. Нам кажется, судом установлено, что 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. заключен договор купли-продажи недвижимого имущества 7/10 доли в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства полезной площадью 11 998,4 кв. метра промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . Нам кажется, согласно п. 2.1 данного договора цена, уплачиваемая покупателем продавцу, составляет рублей, вносится покупателем наличными деньгами в течение пяти календарных дней с момента подписания договора и передачи документов, необходимых для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В соответствии с п. 5.1 договора нарушение покупателем своих обязательств по оплате является основанием для одностороннего расторжения договора продавцом и взыскания с покупателя убытков, в том числе упущенной выгоды. Из содержания п. 1 акта приема-передачи от 21 июля 2007 г. Нам кажется, следует, что продавец передал в собственность, (подробнее в материалах сайта) а покупатель принял и оплатил 7/10 доли объекта не завершенного строительством промышленного корпуса по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: , что составляет руб. Нам кажется, свидетельство о государственной регистрации права на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на указанный объект незавершенного строительства выдан Котегову С. А. 9 октября 2007 г. 14 сентября 2007 г. между сторонами договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. было заключено дополнительное соглашение к договору от 21 июля 2007 г., в п. 1.1 которого предусмотрена обязанность продавца передать в собственность покупателя, а покупателя принять и оплатить 7/10 доли указанного объекта, а также уточнены технические характеристики объекта. Обращение Купчинаус Н. В. в суд с иском к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества, как видно из материалов дела, было вызвано возникшими между сторонами разногласиями по поводу надлежащего исполнения ответчиком обязательства по оплате имущества по договору купли-продажи объекта недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. и именно эти разногласия стали предметом судебного разбирательства. Нам кажется, суд первой инстанции, разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Купчинаус Н. В., исходил из того, что для этого имеются предусмотренные законом ( п. 1, 2 ст. 450, п. 4 ст. 453 ГК РФ) основания, поскольку ответчиком не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие факт передачи им Купчинаус Н. В. денежной суммы руб.) по договору купли-продажи объекта недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., а в силу п. 5.1 договора нарушение покупателем своих обязательств по оплате является основанием для одностороннего расторжения договора продавцом. Исходя из положений ст. 161, п. 1 ст. 162 ГК РФ и изложенной в постановлении от 27 марта 2002 г. N 245пв-01пр правовой позиции Президиума Верховного Суда Российской Федерации по их толкованию и применению в отношении вопроса о допустимых доказательствах, подтверждающих факт передачи денег покупателем продавцу по сделкам купли-продажи недвижимого имущества, суд первой инстанции указал, что ответчик должен был представить суду письменные доказательства в подтверждение передачи истцу денег за приобретаемую по договору часть недвижимого имущества ( платежные документы: банковское поручение, расписка и т.п.), однако, несомненно ответчик и его представитель, (подробнее в материалах сайта) несмотря на неоднократные предложения суда, таких доказательств не представили. Конечно, принимая во внимание указанное обстоятельство, а также установив, что акт приема-передачи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. не содержал сведений о том, каким образом исполнены покупателем условия договора купли-продажи об оплате имущества, исполнены ли они в оговоренном порядке и в полном объеме, об отсутствии претензий сторон к друг другу по оплате имущества, суд пришел к выводу о невозможности принятия данного акта приема-передачи в качестве допустимого доказательства исполнения покупателем обязательства по уплате продавцу денег за переданное ему недвижимое имущество. Что касается довода ответчика об отсутствии спорного объекта недвижимости как объекта договора купли-продажи от 21 июля 2007 г., на который истец просит признать право собственности при расторжении договора, то суд, исследовав имеющиеся в деле доказательства, признал его необоснованным. Нам кажется, судом установлено, что объект незавершенного строительства: промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, кадастровый номер 7/10 доли в праве общей собственности на который являлись объектом договора купли-продажи, и промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, назначение: нежилое, кадастровый номер литер В 1, право общей долевой собственности на который зарегистрировано за истцом и ответчиком, это один и тот же объект недвижимости. Он сохранен в натуре, его характеристики и назначение не изменились. Отменяя решение суда первой инстанции и вынося по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Купчинаус Н. И., суд кассационной инстанции сослался на п. 1 акта приема-передачи от 21 июля 2007 г., из которого следует, что продавец передал в собственность, (подробнее в материалах сайта) а покупатель принял и оплатил 7\10 доли объекта не завершенного строительством, что составляет руб. Регистрация права собственности ответчика на объект недвижимости произведена. Таким образом, по мнению суда кассационной инстанции, стороны условия договора исполнили. Каких-либо дополнительных доказательств того, что деньги передавались, (подробнее в материалах сайта) в данном случае не требовалось. Нам кажется, суд надзорной инстанции Президиум Верховного суда Удмуртской Республики не согласился с выводами суда кассационной инстанции, указав на то, что они основаны на неправильном толковании норм материального права. В обоснование такой оценки привел следующие мотивы, которые, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, являются правильными. Нам кажется, согласно п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона ( продавец) обязуется передать вещь ( товар) в собственность другой стороне ( покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму ( цену). В соответствии с требованиями подп. 2 п. 1 ст. 161 и п. 1 ст. 162 ГК РФ покупатель недвижимого имущества Котегов С. А. должен был представить суду письменные доказательства в подтверждение передачи продавцу Купчинаус Н. В. денежной суммы по договору купли-продажи. Нам кажется, судом кассационной инстанции в отличие от суда первой инстанции не были учтены требования указанных правовых норм. В связи с этим выводы суда кассационной инстанции в отношении доказательственного значения акта приема-передачи имущества от 21 июля 2007 г. для разрешения спора между сторонами по вопросу исполнения условия договора об оплате имущества ошибочны, как не основанные на законе. Нам кажется, суд первой инстанции, принимая решение по делу, правомерно исходил из того, что договор купли-продажи от 21 июля 2007 г. в части оплаты покупателем имущества исполнен не был, так как денежная сумма за проданное недвижимое имущество истцу не передана. Акт приема-передачи имущества не мог являться надлежащим доказательством передачи денежных средств. Допустимых доказательств, подтверждающих передачу покупателем продавцу имущества денежных средств, ответчиком суду не было представлено. Нам кажется, суд надзорной инстанции также правильно признал ошибочным довод ответчика о невозможности возврата имущества продавцу при расторжении договора купли-продажи. Изменение и расторжение договора в соответствии с п. 1, 2 ст. 450 ГК РФ возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором. Конечно, по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Нам кажется, существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Из содержания приведенных норм ГК РФ следует, что в договоре могут быть предусмотрены условия, позволяющие стороне требовать в одностороннем порядке расторжения договора. Нам кажется, следовательно, основанием одностороннего расторжения договора могут выступать не только случаи, названные в законе, но и случаи, названные в конкретном договоре. Как установлено судом и видно из материалов дела, в п. 5.1 договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. Конечно, предусмотрено условие об одностороннем расторжении договора продавцом в случае нарушения покупателем своих обязательств по оплате имущества. Данное условие договора позволяло продавцу Купчинаус Н. В. Конечно, предъявить требование к покупателю Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. в связи с нарушением Котеговым С. А., как было установлено судом первой инстанции, своих обязательств по оплате переданного ему имущества. Конечно, при этом регистрация перехода права собственности к покупателю на проданное недвижимое имущество не являлась препятствием для расторжения договора по основаниям, предусмотренным статьей 450 ГК РФ ( п. 65 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав ). В силу п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Вместе с тем согласно статье 1103 ГК РФ положения о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. Конечно, поэтому в случае расторжения договора продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества на основании статей 1102, 1104 ГК РФ. Нам кажется, судебный акт о возврате недвижимого имущества продавцу является основанием для государственной регистрации прекращения права собственности покупателя и государственной регистрации права собственности на этот объект недвижимости продавца ( п. 65 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав ). Конечно, при изложенных обстоятельствах суд первой инстанции правомерно принял решение о возврате продавцу Купчинаус Н. В. Нам кажется, спорного недвижимого имущества в виде 7/10 доли в праве общей долевой собственности на это имущество и прекращении права собственности покупателя Котегова С. А. на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на названное имущество. Доводы надзорной жалобы о том, что акт приема-передачи недвижимого имущества подтверждает уплату покупателем денежных средств по договору купли-продажи от 21 июля 2007 г., а истцом не доказана неоплата имущества, что расторгаемый договор не предусматривает возможности возврата имущества и возвращенное истцу имущество не являлось предметом договора, уже заявлялись ответчиком в суде первой инстанции как возражения на исковые требования Купчинаус Н. В. Эти доводы были предметом исследования в суде первой инстанции, который им дал соответствующую правовую оценку. Конечно, по сути, указанные доводы надзорной жалобы сводятся к несогласию с выводами суда относительно обстоятельств дела, основаны на неправильном толковании норм материального права, фактически направлены на переоценку доказательств по данному делу. Между тем суд надзорной инстанции не наделен полномочиями по оценке имеющихся в деле доказательств. В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2008 г. N 2 О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 04 декабря 2007 г. N 330-ФЗ О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации разъяснено, что отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможны восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов. Конечно, принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда. Конечно, пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению. Акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта ( п. 3.1 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 05 февраля 2007 г. N 2-П). Между тем такого рода обстоятельства, имеющие исключительный характер, в отношении обжалуемых судебных постановлений, вынесенных по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности, в надзорной жалобе Котегова С. А. не приведены. Кроме того, как усматривается из представленных в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации представителем Купчинаус Н. В. документов, вступившее в законную силу после отмены судом надзорной инстанции определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 09 июня 2010 г. решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 14 апреля 2010 г. исполнено в полном объеме. Договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. расторгнут. 04 октября 2010 г. на основании данного решения суда Купчинаус Н. В. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на спорный объект недвижимости, а 01 марта 2011 г. 7/10 доли в праве общей долевой собственности на этот объект недвижимости Купчинаус Н. В. Конечно, по договору купли-продажи передала в собственность Демину Д. Р., которому 29 марта 2011 г. было выдано свидетельство о государственной регистрации права. Нам кажется, согласно ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Отмена вступивших в законную силу судебных постановлений по настоящему делу приведет не только к нарушению принципа правовой определенности, но и вмешательству, в нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в право истца Купчинаус Н. В. на присужденное ей имущество, которым она распорядилась, (подробнее в материалах сайта) осуществляя правомочия собственника на основании вступившего в законную силу решения Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и, как следствие, вмешательству в права нового собственника доли в праве общей долевой собственности на объект недвижимости, приобретенной им у Купчинаус Н. В. Конечно, по договору купли-продажи. Нам кажется, с учетом изложенного Судебная коллегия признает обжалуемые судебные постановления суда первой и надзорной инстанций законными и не находит предусмотренных ст. 387 ГПК РФ оснований для удовлетворения надзорной жалобы Котегова С. А. Нам кажется, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, определила: решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 14 апреля 2010 г. и постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. оставить без изменения, а надзорную жалобу Котегова С. А. без удовлетворения.

. Наш

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В. В., судей Пчелинцевой Л. М. и Гетман Е. С. рассмотрела в открытом судебном заседании 12 апреля 2011 г. гражданское дело по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности по надзорной жалобе Котегова С. А. на решение Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л. М., объяснения Котегова С. А. и его представителей Шалимовой В. В. и Костина Ю. В., поддержавших доводы надзорной жалобы, объяснения представителей Купчинаус Н. В. Митусовой Н. А., Варначева Д. Г., Ястржембского И. А., полагавших надзорную жалобу не подлежащей удовлетворению, изучив материалы дела, переданного с надзорной жалобой Котегова С. А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В. Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила: Купчинаус Н. В. обратилась в суд с иском к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества. В обоснование исковых требований указала на то, что согласно свидетельству о регистрации права собственности от 20 августа 2003 г. она являлась собственником 7/10 доли в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства общей полезной площадью 11 998,4 кв. м промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. был заключен договор купли-продажи указанного объекта недвижимости. 14 сентября 2007 г. Нам кажется, сторонами было подписано дополнительное соглашение к договору купли-продажи недвижимости, в котором зафиксирована 90-процентная готовность объекта. В соответствии с п. 2.1 договора купли-продажи от 21 июля 2007 г. оплата стоимости объекта недвижимости должна быть произведена в течение пяти дней с момента подписания договора путем передачи наличных денежных средств истцу. Конечно, пунктом 5.1 договора предусматривалось условие об одностороннем расторжении договора в случае неуплаты ответчиком цены договора. Ответчик зарегистрировал право собственности на спорный объект недвижимости 09 октября 2007 г., однако, несомненно денежные средства по договору в сумме руб. истцу не уплатил. Купчинаус Н. В., ссылаясь на ст. 450 и 453 ГК РФ, просила расторгнуть договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., привести стороны по договору в первоначальное положение, признать за ней право собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на завершенный строительством объект недвижимости промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . В дальнейшем истец просила также прекратить право собственности ответчика на спорный объект недвижимости. Конечно, представители ответчика Котегова С. А. иск не признали, пояснив, что оплата по договору их доверителем произведена, о чем свидетельствует акт приема-передачи от 21 июля 2007 г. Решением Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. иск Купчинаус Н. В. удовлетворен. Договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., заключенный между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. в отношении 7/10 доли в праве общей долевой собственности на незавершенный строительством объект недвижимости промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: , расторгнут. За Купчинаус Н. В. Конечно, признано право собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по указанному адресу. Конечно, право собственности Котегова С. А. на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на этот же объект недвижимости прекращено. В пользу Купчинаус Н. В. Нам кажется, с Котегова С. А. взысканы расходы по уплате государственной пошлины в размере 20 000 руб. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение, которым в удовлетворении иска Купчинаус Н. В. отказано. Конечно, постановлением Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. отменено, оставлено в силе решение Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А. В. от 14 октября 2010 г. отказано в передаче надзорной жалобы Котегова С. А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. В надзорной жалобе Котегов С. А. Нам кажется, ставит вопрос об отмене решения Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и постановления Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г., как незаконных, и оставлении в силе определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 9 июня 2010 г. Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В. Н. от 01 марта 2010 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А. В. от 14 октября 2010 г. отменено, надзорная жалоба Котегова С. А. Нам кажется, с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Конечно, проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы и возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу не подлежащей удовлетворению. Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( ст. 387 ГПК РФ). Нам кажется, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что при рассмотрении судами первой и надзорной инстанций дела по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности такого характера существенного нарушения норм материального и процессуального права не допущено. Нам кажется, судом установлено, что 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. заключен договор купли-продажи недвижимого имущества 7/10 доли в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства полезной площадью 11 998,4 кв. метра промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: . Нам кажется, согласно п. 2.1 данного договора цена, уплачиваемая покупателем продавцу, составляет рублей, вносится покупателем наличными деньгами в течение пяти календарных дней с момента подписания договора и передачи документов, необходимых для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В соответствии с п. 5.1 договора нарушение покупателем своих обязательств по оплате является основанием для одностороннего расторжения договора продавцом и взыскания с покупателя убытков, в том числе упущенной выгоды. Из содержания п. 1 акта приема-передачи от 21 июля 2007 г. Нам кажется, следует, что продавец передал в собственность, (подробнее в материалах сайта) а покупатель принял и оплатил 7/10 доли объекта не завершенного строительством промышленного корпуса по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, литер В 1, расположенный по адресу: , что составляет руб. Нам кажется, свидетельство о государственной регистрации права на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на указанный объект незавершенного строительства выдан Котегову С. А. 9 октября 2007 г. 14 сентября 2007 г. между сторонами договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. было заключено дополнительное соглашение к договору от 21 июля 2007 г., в п. 1.1 которого предусмотрена обязанность продавца передать в собственность покупателя, а покупателя принять и оплатить 7/10 доли указанного объекта, а также уточнены технические характеристики объекта. Обращение Купчинаус Н. В. в суд с иском к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества, как видно из материалов дела, было вызвано возникшими между сторонами разногласиями по поводу надлежащего исполнения ответчиком обязательства по оплате имущества по договору купли-продажи объекта недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. и именно эти разногласия стали предметом судебного разбирательства. Нам кажется, суд первой инстанции, разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Купчинаус Н. В., исходил из того, что для этого имеются предусмотренные законом ( п. 1, 2 ст. 450, п. 4 ст. 453 ГК РФ) основания, поскольку ответчиком не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие факт передачи им Купчинаус Н. В. денежной суммы руб.) по договору купли-продажи объекта недвижимого имущества от 21 июля 2007 г., а в силу п. 5.1 договора нарушение покупателем своих обязательств по оплате является основанием для одностороннего расторжения договора продавцом. Исходя из положений ст. 161, п. 1 ст. 162 ГК РФ и изложенной в постановлении от 27 марта 2002 г. N 245пв-01пр правовой позиции Президиума Верховного Суда Российской Федерации по их толкованию и применению в отношении вопроса о допустимых доказательствах, подтверждающих факт передачи денег покупателем продавцу по сделкам купли-продажи недвижимого имущества, суд первой инстанции указал, что ответчик должен был представить суду письменные доказательства в подтверждение передачи истцу денег за приобретаемую по договору часть недвижимого имущества ( платежные документы: банковское поручение, расписка и т.п.), однако, несомненно ответчик и его представитель, (подробнее в материалах сайта) несмотря на неоднократные предложения суда, таких доказательств не представили. Конечно, принимая во внимание указанное обстоятельство, а также установив, что акт приема-передачи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. не содержал сведений о том, каким образом исполнены покупателем условия договора купли-продажи об оплате имущества, исполнены ли они в оговоренном порядке и в полном объеме, об отсутствии претензий сторон к друг другу по оплате имущества, суд пришел к выводу о невозможности принятия данного акта приема-передачи в качестве допустимого доказательства исполнения покупателем обязательства по уплате продавцу денег за переданное ему недвижимое имущество. Что касается довода ответчика об отсутствии спорного объекта недвижимости как объекта договора купли-продажи от 21 июля 2007 г., на который истец просит признать право собственности при расторжении договора, то суд, исследовав имеющиеся в деле доказательства, признал его необоснованным. Нам кажется, судом установлено, что объект незавершенного строительства: промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, кадастровый номер 7/10 доли в праве общей собственности на который являлись объектом договора купли-продажи, и промышленный корпус по выпуску товаров народного потребления ( ТНП) с бытовыми помещениями, назначение: нежилое, кадастровый номер литер В 1, право общей долевой собственности на который зарегистрировано за истцом и ответчиком, это один и тот же объект недвижимости. Он сохранен в натуре, его характеристики и назначение не изменились. Отменяя решение суда первой инстанции и вынося по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Купчинаус Н. И., суд кассационной инстанции сослался на п. 1 акта приема-передачи от 21 июля 2007 г., из которого следует, что продавец передал в собственность, (подробнее в материалах сайта) а покупатель принял и оплатил 7\10 доли объекта не завершенного строительством, что составляет руб. Регистрация права собственности ответчика на объект недвижимости произведена. Таким образом, по мнению суда кассационной инстанции, стороны условия договора исполнили. Каких-либо дополнительных доказательств того, что деньги передавались, (подробнее в материалах сайта) в данном случае не требовалось. Нам кажется, суд надзорной инстанции Президиум Верховного суда Удмуртской Республики не согласился с выводами суда кассационной инстанции, указав на то, что они основаны на неправильном толковании норм материального права. В обоснование такой оценки привел следующие мотивы, которые, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, являются правильными. Нам кажется, согласно п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона ( продавец) обязуется передать вещь ( товар) в собственность другой стороне ( покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму ( цену). В соответствии с требованиями подп. 2 п. 1 ст. 161 и п. 1 ст. 162 ГК РФ покупатель недвижимого имущества Котегов С. А. должен был представить суду письменные доказательства в подтверждение передачи продавцу Купчинаус Н. В. денежной суммы по договору купли-продажи. Нам кажется, судом кассационной инстанции в отличие от суда первой инстанции не были учтены требования указанных правовых норм. В связи с этим выводы суда кассационной инстанции в отношении доказательственного значения акта приема-передачи имущества от 21 июля 2007 г. для разрешения спора между сторонами по вопросу исполнения условия договора об оплате имущества ошибочны, как не основанные на законе. Нам кажется, суд первой инстанции, принимая решение по делу, правомерно исходил из того, что договор купли-продажи от 21 июля 2007 г. в части оплаты покупателем имущества исполнен не был, так как денежная сумма за проданное недвижимое имущество истцу не передана. Акт приема-передачи имущества не мог являться надлежащим доказательством передачи денежных средств. Допустимых доказательств, подтверждающих передачу покупателем продавцу имущества денежных средств, ответчиком суду не было представлено. Нам кажется, суд надзорной инстанции также правильно признал ошибочным довод ответчика о невозможности возврата имущества продавцу при расторжении договора купли-продажи. Изменение и расторжение договора в соответствии с п. 1, 2 ст. 450 ГК РФ возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором. Конечно, по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором. Нам кажется, существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Из содержания приведенных норм ГК РФ следует, что в договоре могут быть предусмотрены условия, позволяющие стороне требовать в одностороннем порядке расторжения договора. Нам кажется, следовательно, основанием одностороннего расторжения договора могут выступать не только случаи, названные в законе, но и случаи, названные в конкретном договоре. Как установлено судом и видно из материалов дела, в п. 5.1 договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. Конечно, предусмотрено условие об одностороннем расторжении договора продавцом в случае нарушения покупателем своих обязательств по оплате имущества. Данное условие договора позволяло продавцу Купчинаус Н. В. Конечно, предъявить требование к покупателю Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. в связи с нарушением Котеговым С. А., как было установлено судом первой инстанции, своих обязательств по оплате переданного ему имущества. Конечно, при этом регистрация перехода права собственности к покупателю на проданное недвижимое имущество не являлась препятствием для расторжения договора по основаниям, предусмотренным статьей 450 ГК РФ ( п. 65 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав ). В силу п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Вместе с тем согласно статье 1103 ГК РФ положения о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. Конечно, поэтому в случае расторжения договора продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества на основании статей 1102, 1104 ГК РФ. Нам кажется, судебный акт о возврате недвижимого имущества продавцу является основанием для государственной регистрации прекращения права собственности покупателя и государственной регистрации права собственности на этот объект недвижимости продавца ( п. 65 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав ). Конечно, при изложенных обстоятельствах суд первой инстанции правомерно принял решение о возврате продавцу Купчинаус Н. В. Нам кажется, спорного недвижимого имущества в виде 7/10 доли в праве общей долевой собственности на это имущество и прекращении права собственности покупателя Котегова С. А. на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на названное имущество. Доводы надзорной жалобы о том, что акт приема-передачи недвижимого имущества подтверждает уплату покупателем денежных средств по договору купли-продажи от 21 июля 2007 г., а истцом не доказана неоплата имущества, что расторгаемый договор не предусматривает возможности возврата имущества и возвращенное истцу имущество не являлось предметом договора, уже заявлялись ответчиком в суде первой инстанции как возражения на исковые требования Купчинаус Н. В. Эти доводы были предметом исследования в суде первой инстанции, который им дал соответствующую правовую оценку. Конечно, по сути, указанные доводы надзорной жалобы сводятся к несогласию с выводами суда относительно обстоятельств дела, основаны на неправильном толковании норм материального права, фактически направлены на переоценку доказательств по данному делу. Между тем суд надзорной инстанции не наделен полномочиями по оценке имеющихся в деле доказательств. В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2008 г. N 2 О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 04 декабря 2007 г. N 330-ФЗ О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации разъяснено, что отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможны восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов. Конечно, принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда. Конечно, пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению. Акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта ( п. 3.1 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 05 февраля 2007 г. N 2-П). Между тем такого рода обстоятельства, имеющие исключительный характер, в отношении обжалуемых судебных постановлений, вынесенных по иску Купчинаус Н. В. к Котегову С. А. о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества и признании права собственности, в надзорной жалобе Котегова С. А. не приведены. Кроме того, как усматривается из представленных в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации представителем Купчинаус Н. В. документов, вступившее в законную силу после отмены судом надзорной инстанции определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 09 июня 2010 г. решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 14 апреля 2010 г. исполнено в полном объеме. Договор купли-продажи недвижимого имущества от 21 июля 2007 г. между Купчинаус Н. В. и Котеговым С. А. расторгнут. 04 октября 2010 г. на основании данного решения суда Купчинаус Н. В. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на 7/10 доли в праве общей долевой собственности на спорный объект недвижимости, а 01 марта 2011 г. 7/10 доли в праве общей долевой собственности на этот объект недвижимости Купчинаус Н. В. Конечно, по договору купли-продажи передала в собственность Демину Д. Р., которому 29 марта 2011 г. было выдано свидетельство о государственной регистрации права. Нам кажется, согласно ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Отмена вступивших в законную силу судебных постановлений по настоящему делу приведет не только к нарушению принципа правовой определенности, но и вмешательству, в нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в право истца Купчинаус Н. В. на присужденное ей имущество, которым она распорядилась, (подробнее в материалах сайта) осуществляя правомочия собственника на основании вступившего в законную силу решения Индустриального районного суда г. Ижевска от 14 апреля 2010 г. и, как следствие, вмешательству в права нового собственника доли в праве общей долевой собственности на объект недвижимости, приобретенной им у Купчинаус Н. В. Конечно, по договору купли-продажи. Нам кажется, с учетом изложенного Судебная коллегия признает обжалуемые судебные постановления суда первой и надзорной инстанций законными и не находит предусмотренных ст. 387 ГПК РФ оснований для удовлетворения надзорной жалобы Котегова С. А. Нам кажется, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, определила: решение Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 14 апреля 2010 г. и постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 27 августа 2010 г. оставить без изменения, а надзорную жалобу Котегова С. А. без удовлетворения.

. Наш

 

Национальный Центр Правовой Помощи


Национальный Центр Правовой Помощи, портал "Закон Один" zakon-1.ru создан в 2004 году и уже 8 лет успешно обеспечивает своим клиентам лучшие рекомендации по выбору оптимального плана решения стоящих перед клиентом задач, производит все необходимые консультации.


Сегодня Национальный Центр Правовой Помощи является крупнейшей группой юридических фирм и адвокатских образований в Московском регионе и в России - это более 50 интернет ресурсов, десятки адвокатов и юристов, Гильдия Юристов Рынка Недвижимости, Межрегиональный Третейский суд Москвы и Московской области, Первая Национальная Коллегия Третейских Арбитров.


Национальный Центр Правовой Помощи - это квалифицированная юридическая помощь, оперативная юридическая консультация.


На сайте zakon-1.ru предоставляется юридическая помощь, краткая бесплатная юридическая консультация в виде ответов на вопросы в формате задать вопрос юристу онлайн, задать вопрос адвокату онлайн, юрист онлайн бесплатно, адвокат онлайн бесплатно, консультация юриста бесплатно онлайн, консультация адвоката бесплатно онлайн.


Национальный Центр Правовой Помощи оказывает адвокатские и юридические услуги юридическим и физическим лицам самого высокого качества с использованием специальных бизнес-стандартов организации работы и контроля, с привлечением только проверенных опытных специалистов, имеющих опыт работы в крупных консалтинговых и юридических организациях.


Национальный Центр Правовой Помощи предоставляет юридическую помощь, юридическую консультацию, любые адвокатские и юридические услуги в областях


Корпоративного права: Сопровождение арбитражных споров, Исполнительное производство, Медиация, Корпоративные конфликты, Правовая поддержка договорной работы, Административно-правовая защита бизнеса.


Семейного права: Алименты, Развод, Раздел имущества, Наследство.


Жилищной и сопутствующих сферах: Приватизация, Признание права собственности, Коммерческая недвижимость, Сделки.


Адвокаты Национального Центра Правовой Помощи проконсультируют и совершат все законные действия, связанные с необходимостью обеспечения, восстановления нарушенных прав, а также их судебной защиты. Национальный Центр Правовой Помощи предлагает Вам лучшие на рынке условия на адвокатские и юридические услуги: гибкие цены, широкий ассортимент, высокое качество работ.

 

АГЕНТСКАЯ ПРОГРАММА

Если Вы представляете третьих лиц - примите участие в агентской программе.


Рекомендуйте нас своим друзьям и получайте заслуженное вознаграждение. Выплаты и условия полностью конфиденциальны, возможны любые индивидуальные согласования.

Купить рулонный газон. рулонный газон купить москва, газон от производителя. газоны москва. Рулонный газон цена Москва. Купить рулонный газон от производителя.

Специальные предложения

Пенсионерам и матерям-одиночкам предоставляется скидка 20% на юридические услуги при оказании юридической помощи.


Коллективные иски:
Ведение дел по коллективным искам (судебное представительство нескольких истцов по коллективному иску к одному ответчику) ― минус 20 ― 40 % от стоимости соответствующей услуги для каждого истца (в зависимости от количества истцов Коллективного иска)

Отправьте заявку для записи на прием:

 

Укажите контактный телефон (Title), Ваше сообщение: Имя, тема консультации, желаемый день и время приема (Feedback or comments)


Чтобы отправить сообщение нажмите синюю кнопку "Send feedback" внизу. Наш сотрудник свяжется с Вами в ближайшее время.

Контакты


Адвокатский Центр Национального Центра Правовой Помощи находится по адресу: Москва ул. Шаболовка, 34.


Комплексный бизнес-центр Matrixoffice, 2 этаж


Прием осуществляется только по предварительной записи по телефону - позвонить можно в любое время


Приемные часы: с 9-00 до 23-00
без выходных


также возможны индивидуальные согласования.


Для прохода в бизнес-центр необходим документ удостоверяющий личность (паспорт, водительские права). На ресепшене (на входе) позвоните по телефону Национального Центра Правовой Помощи указанному на сайте и наш сотрудник проводит Вас на прием (к сожалению, пока это наиболее удобный способ приема посетителей).


Все дополнительные вопросы Вы можете согласовать по телефону.


Схема проезда в Адвокатский Центр, Национальный Центр Правовой Помощи